Радонежский чудотворец


Статья подготовлена для журнала "Липецкие епархиальные ведомости",
опубликована в № 8 за 2013 год


Иерей Сергий Гришанов,
клирик Христо-Рождественского кафедрального собора г. Липецка.


Значение преподобного Сергия Радонежского для России и Православия огромно. При всех внешних атрибутах, которые роднят Игумена земли Русской с прочими многочисленными христианскими подвижниками и преподобными, святой Сергий был личностью чрезвычайно широкого масштаба, для раскрытия которого вряд ли хватило бы и многих часов и страниц. Но мы, в меру наших малых сил, попробуем это сделать.
Нет смысла подробно рассказывать о жизни преподобного Сергия, практически каждый православный христианин знает основные вехи его жизни, начиная с детства. Так, известно, что преподобный Сергий родился в 1314 году и был сыном знатных ростовских бояр – Кирилла и Марии. Известно, что у отрока Варфоломея (мирское имя преподобного) были проблемы в обучении, он от этого очень скорбел и молился. И однажды, когда Варфоломей пас лошадей, ему явился некий инок, который дал отроку просфору и пообещал, что теперь учеба ему станет легко даваться. Так и произошло, будущий святой стал очень разумным в обучении, и многие православные школьники, студенты, семинаристы и по сей день прибегают к помощи Сергия преподобного.
Сергий отличался от детей прочих родителей. Он был средним сыном в семье, старший и младший сыновья – Стефан и Петр – женились, а Сергий с юности решил посвятить свою жизнь Богу.
Родители его не отговаривали от такого решения, но просили не уходить в монастырь, пока они не умрут, чтобы он их дохаживал. Когда же Кирилл и Мария скончались, приняв перед смертью монашество в Хотьковском Покровском монастыре, Сергий понял, что стал свободен от семейных уз, и вместе со Стефаном, которого постигло горе и он рано стал вдовцом, ушел на гору Маковец, где братья стали подвизаться.
Сейчас на том месте находится большой город, входящий в Золотое кольцо России, а в те времена там был просто глухой непроходимый лес, порой болотистый. По преданию, там обитало огромное количество гадюк, но когда туда прибыл Сергий, то все гадюки оставили это место навсегда.
Стефан не выдержал суровой аскетической жизни в лесу и ушел в Москву, в Богоявленский монастырь, а Сергий остался на том же месте простым иноком. В Евангелии мы читаем о том, что не может укрыться город, стоящий на верху горы (Мф.5;14). К Сергию стали достаточно быстро собираться по одному люди, ищущие подвижнической жизни. Он по своему смирению никогда не думал становиться игуменом, никогда не преподносил себя как настоятель, первым пришедший на это место. Однако так случилось, что братии в определенный момент стал нужен наставник, так как в земной жизни тоже необходима иерархия, как и в жизни Небесной.
Преподобный Сергий становится игуменом, но его игуменство заключалось не в том, что он стоял на почетном месте, постоянно что-то приказывал, распоряжался, а его все слушались. Он как последний брат служил всем. Поначалу монастырь был пустынножительным. Согласно этой древней традиции монахи жили на некотором удалении друг от друга в небольших домиках каждый своими средствами – кто-то зарабатывал на жизнь рукоделием, кто-то получал помощь от родственников. И у каждого из монахов было все свое.

В житии преподобного описывается история, когда Сергий, уже будучи игуменом, очень нуждался в пище, и, чтобы получить еду, пристроил сени к келии другого монаха. За эту работу игумен Сергий, который был неплохим плотником, получил решето заплесневелых сухарей. Таким было смирение преподобного.
При этом ошибочным будет мнение, что святой все это делал от какой-то духовной слабости. Нет, он при этом были и строгим наставником. Вечерами он обходил келии монахов и когда слышал где-то праздные разговоры, то стуком в дверь напоминал братии, что нужно меньше вести беседы, больше возносить молитв ко Господу.
Несколько лет монахов в обители было 12 по числу апостолов. Но постепенно слава о молитвенниках разнеслась по всей Русской земле, и к Сергию стали приходить как монахи, ищущие пустынного жития, так и простой люд, жаждущий духовного наставления.
Показательно, что и в этой ситуации преподобный Сергий остался чуждым любоначалию. Его брат Стефан был уже архимандритом в Москве, и однажды пришел на гору Маковец к Сергию. Один монах должен был начинать совершать службу, но молчал. Тогда Стефан спросил его, отчего тот молчит. И монах ответил, что он ждет благословения игумена. Стефан же возмутился и сказал: «А кто здесь игумен? Разве не я первым пришел на это место?» Сергий же в это время стоял в алтаре и все слышал. После службы он тихонько взял котомку, посох и ушел из монастыря. Он ушел в Киржач, где основал Благовещенский монастырь. То есть Сергий не желал создавать ситуацию некоего двоевластия, не хотел идти на конфликт с братом, хотя обычный человек начал бы спорить и доказывать свою правоту.
Так, преподобный пробыл в Киржаче несколько лет, к нему начали постепенно сходиться монахи, любившие своего игумена, и настал момент, когда Троицкий монастырь был на грани оскудения. Тогда в дело вмешался митрополит Московский, благословивший избрать в Благовещенской обители нового игумена, а Сергия вернуться обратно.
Очень интересно то, как преподобный Сергий общался со светскими властями. В настоящее время, когда современная Церковь каким-то образом контактирует с различными властными структурами, то либерально настроенное сообщество начинает высказывать обвинения в том, что она срослась с властью. Взирая на жизнь преподобного Сергия, мы видим его мудрость во взаимоотношениях с власть предержащими.
В 1365 году Сергий отправляется в Нижний Новгород примирять князя Бориса Константиновича с московским великим князем Дмитрием Ивановичем. Это было время усобиц, нижегородский князь ни за что не хотел идти на примирение, и тогда преподобный Сергий с разрешения митрополита Московского Алексия накладывает на Нижний Новгород запрещение совершать какие-либо богослужения, таинства и требы. Для религиозных людей Средневековья это была очень страшная мера, ведь перестали совершаться крещения новорожденных, причастия и отпевания умирающих. Достаточно было пройти недели, чтобы население города вынудило правителя пойти на все выдвигаемые перед ним условия. Конечно же, это привело к миру.
И здесь мы тоже видим, что Сергий, конечно, был любящим, добрым человеком, но когда необходимо было применить строгие меры, он не проявлял никакой духовной слабости, никакой духовной робости.
Другое – история с князем Олегом Рязанским, который также враждовал с Дмитрием Донским. Во время Куликовской битвы он даже поддержал Мамая, при этом, правда, не вступая в сражение. Уже после этого Сергия Радонежский идет в Рязань и разговаривает с князем Олегом, а он, надо сказать, был достаточно суровым князем, если не сказать жестоким. Так вот простая мирная беседа Радонежского чудотворца кардинально изменила человека. Олег мирится с великим князем Дмитрием, их дети даже женятся между собой. Сам Олег начинает подвижническую жизнь, носит до самой смерти на себе под одеждой тяжелый панцирь в виде вериг. Таким было слово святого Сергия, перевернувшего жизнь звероподобного человека.
Очень показательны слова историка В.О. Ключевского о том, что преподобный Сергий вдохнул дух в душу русского человека, укрепил его внутренний стержень тогда, когда народ находился полтора века в рабстве у монголо-татар, когда уже несколько поколений выросло с мыслью о своей несамостоятельности, о необходимости платить дань.

Каждый же, кто приходил к преподобному Сергию, уносил от него как от свечи зажженный огонь в своей душе. А тот, кто не мог пойти к подвижнику, зажигался огнем веры от того, человека, который посетил святого. Так в Великую субботу в иерусалимском храме Гроба Господня распространяется Благодатный огонь. Так от преподобного Сергия огонь Божественной любви распространялся по Руси.
И вот чудесным образом русский человек, который бегал от татар, для которого их приближение было сродни Страшному Суду, вдруг собирает свои силы и с помощью Божией одерживает победу на Куликовом поле. Хотя после этой победы иго продолжалось еще сто лет, значение этой битвы невозможно переоценить. Русский человек поверил в себя, в то, что с Божией помощью он может противостоять врагам. И эту веру вселил преподобный Сергий.
Его авторитет в Церкви был так высок, что святитель Алексий, митрополит Московский, заболев, изъявил оставить после себя преемником игумена Сергия. Он вызвал его к себе, даже возложил на Сергия митрополичий параман, но тот категорически отказался от митрополичьей кафедры. Митрополит Алексий же больше эту тему не стал поднимать, зная, что Сергий опять уйдет в какие-нибудь глухие леса.
Умирает святитель Алексий, и встает вопрос о его преемнике. Здесь преподобный Сергий пошел против Дмитрия Донского, который захотел поставить митрополитом своего духовника попа Митяя. Сергий же занял каноническую позицию, поддерживая кандидатуру митрополита Киприана, управлявшего юго-западной частью Русской Церкви. Митяй трагически закончил свою жизнь на корабле во время пути в Константинополь, где утверждались кандидатуры московских митрополитов. Но Дмитрий Донской так и не согласился с позицией преподобного Сергия, однако в то же время не изменил своего крайне уважительного отношения к игумену, благословившему его на битву с монголо-татарами, не перестал его глубоко почитать.
Говоря о том, почему преподобного Сергия называют игуменом земли Русской, стоит отметить тот факт, что им и его учениками было основано более 70 монастырей. В основном это был Северо-Восток Руси. Важен тот момент, что основание обителей было не только и не столько процессом окультуривания местности – вырубкой леса, постройкой стен и т.п. В первую очередь это была миссия, распространение слова Божия среди языческих народов – мордвы, угро-финнов. Монахам нужно было не только построить монастырь, но и через него привести людей ко Христу.
Сам преподобный Сергий, его ученики не замыкались в себе, а распространяли свет Христов по всей Руси и за ее пределами. Сергий был открыт миру, был готов поделиться своим духовным опытом, одинаково относясь при этом и к простому человеку, и к князю.
Нам, современным людям, он подает образец деятельного смирения. Сегодня нередко люди воспринимают смирение как проявление слабости, робости. Однако на примере преподобного Сергия мы видим, что смирение может быть деятельным.
У него была непознаваемая глубина жизни, ему являлась Богородица с апостолами, ему были даны чудесные явления. Он был чудотворцем и подобен был Адаму – мир животный покорялся ему. Все это не подчинялось законам природы, физики, неверующему человеку это понять просто невозможно. Но Дух Божий превосходит все законы, Он просто находится над ними, что и проявлялось в жизни преподобного Сергия.
Известно, что Константинопольский патриарх направлял Сергию свое послание, выражая желание ввести в Троицкой обители общежительный устав. То есть простой монах где-то далеко-далеко в глухом лесу был известен в столице византийского православия.
Мы видим еще в Сергии любовь к родителям. Они умерли, когда ему было 25 лет. И он, хотя искренне желал монашеского жития, оставался с ними до конца. В этом умении жертвовать своими желаниями ради близких, ради родителей, – пример для современного человека.
Нам необходимо стремиться хоть немного в своей жизни быть похожими на преподобного Сергия. Сегодня человеку идти путем такого подвижничества сложно – в нас нет такой любви, такой веры, воли. Но надо хотя бы познать свое недостоинство, свою немощь, и в меру своих слабых сил начать духовно двигаться, беря пример с великих православных подвижников, в частности с преподобного Сергия.
В заключение хотелось бы рассказать такую историю. Современный писатель Захар Прилепин одну из своих книг посвятил советскому литератору Леониду Леонову. Он сейчас уже практически забыт, но в свое время в литературе почитался наравне с Максимом Горьким. По словам Прилепина, на рубеже 1920-1930-х годов Леонов приехал в Сергиев Посад и посетил Троице-Сергиеву лавру, уже закрытую на тот момент.
Стоит оговориться, что у семинаристов была и есть традиция каждый день ходить к мощам преподобного Сергия в Троицкий собор. Кто не ходил, считался почти безбожником. Одно время храм закрывали рано, и опоздавшие студенты подходили к той стороне собора, где лежали мощи, целовали стену храма и уходили.
И вот Леонов вспоминает, что на тот момент лавра была закрыта, Троицкий собор был закрыт, та его сторона, где находились мощи святого, была за углом и разные солдаты и рабочие частенько ходили туда справлять нужду. Была зима, на месте с нечистотами образовалась наледь, и Леонов вдруг видит, что к этой стене подходит женщина, становится на колени и молится преподобному Сергию. Увиденное поразило писателя – женщина видела всю эту скверну, но она для нее ничего не значила, потому что она пришла за помощью к великому угоднику Божию. Это тот показатель любви, доверия, надежды русского православного человека на Радонежского чудотворца, который, будем надеяться, не утерян и сегодня.
0
Ваша оценка: Нет